Рейтинг@Mail.ru

Проект «Додон»: игра в дурака

  • +1
  • Нравится

 
На днях Молдавия объявила о высылке трех российских дипломатов из страны в знак солидарности с западным миром перед лицом «российской угрозы». Менее года назад — в мае 2017-го — Кишинев уже выслал пятерых сотрудников посольства России в качестве одного из этапов последовательной кампании по разжиганию антироссийской истерии и дискредитации миротворческого контингента РФ в непризнанном Приднестровье.

В самом посольстве РФ в Кишиневе назвали очередную высылку дипломатов 27 марта действиями «в ущерб здравому смыслу». Вместе с тем власти Молдавии уже давно ведут планомерную «игру на обострение» в отношениях с Россией, нацеленную на навязывание Москве нового дискриминационного формата взаимодействия. И если раньше подтверждение наличия у молдавских руководителей скоординированного плана в действиях на российском направлении являлось лишь мнением экспертов, то сегодня в Кишиневе этого, по сути, и не скрывают.

Так, молдавский президент Игорь Додон рутинно и традиционно осудил высылку дипломатов и возложил ответственность за нее на правительство страны — в такой форме реакции молдавского президента не было ничего нового и непривычного. Гораздо интереснее обратить внимание на принципиально новые заявления, сделанные Игорем Додоном неделей ранее.

20 марта Молдавию с визитом посетил заместитель министра иностранных дел России Григорий Карасин. В известной степени приезд российского дипломата стал «официальным» стартом нового дипломатического сезона, по крайней мере, в отношениях Москвы и Кишинева, что подтверждает и перечень состоявшихся в молдавской столице встреч: с главой МИДЕИ Тудором Ульяновски, премьером Павлом Филипом и президентом Игорем Додоном. Для Молдавии текущий год — выборный, и в этом смысле молдавские политики по понятным причинам будут регулярно оглядываться на фактор грядущей избирательной кампании, в том числе и в вопросах самопозиционирования перед ведущими международными партнерами. Принимая во внимание этот факт, весьма показательным выглядит продолжительное интервью президента Додона «Свободной Европе». Тем более, что почти часовое общение главы государства с журналистом по обширному перечню вопросов внешней и внутренней политики — это по определению программное интервью, увидевшее свет как раз в день приезда в Молдавию замглавы российского МИД Григория Карасина.

Беглое сопоставление озвученных молдавским президентом тезисов с тем, что он же, «пророссийский лидер патриотических сил Молдавии», говорил еще не так давно, наталкивает на мысль о начале нового этапа политического проекта «Додон», с новой миссией и новыми задачами на российском и приднестровском направлении. Забегая вперед, оговоримся, что «под визит» Карасина Игорь Додон по сути предложил российскому руководству политическую игру с ущербными для Москвы условиями, при которых единственным обязательством самого Додона остается продолжение игры в «пророссийскость».

Так, комментируя итоги выборов президента России, Игорь Додон в общении с журналистом буквально с первых слов изложил центральные темы своей международной программы, которыми стали торговля с РФ и приднестровское урегулирование.

И.Н. Додон:«…Мы уже установили определенные контакты и личные отношения на уровне президентов, и эти контакты уже принесли положительные результаты для Молдовы. Я имею в виду конкретные цифры экспорта, имею в виду мигрантов, и очень надеюсь, что эти контакты продолжатся. …Я уверен, что есть шансы на то, что в рамках этого мандата г-на Путина будет решен один из самых главных вопросов, с которым мы сталкиваемся. Я имею в виду реинтеграцию страны, решение приднестровской проблемы. Завершились выборы в Российской Федерации, до конца года они пройдут и в Республике Молдова, ну, а в 2019-м мы все начнем движение с правой ноги — и найдем политическое решение».

Трудовые мигранты и экспорт сельскохозяйственной продукции — уже традиционный актив молдавского президента, который он старается конвертировать в имиджевые и электоральные успехи («президент — за трудовой народ»). Приднестровское урегулирование до определенного времени также являлось для него одним из средств повышения политической репутации — Додон активно использовал амплуа «доброго полицейского» в отношениях с Тирасполем, пока не стало ясно, что декларируемые добрые намерения — лишь любезное «прикрытие» для новых мер давления на Приднестровье со стороны проевропейского правительства и парламента РМ.

Додон образца 2016—2017 годов говорил о полномасштабном сближении с Россией, в первую очередь в торговле, и для «затравки» договорился о доступе на российский рынок для определенного количества конкретных предприятий. Он же говорил о принципиально новых подходах к приднестровской проблеме и в качестве беспрецедентной уступки предлагал Тирасполю статус субъекта федерации с «широкими полномочиями».

В модели Додона 2018-го обе его «коронных» темы конкретизировались и стали набором ультиматумов Москве по ряду сфер.

1. Торговля

Свободная Европа: «А Россия поняла, что европейский курс, который официальный Кишинев обязался довести до конца, может оказаться неизбежным?»

И.Н. Додон: «Вы можете задать этот вопрос непосредственно представителю России, потому что я не являюсь адвокатом россиян, я адвокат молдаван. Но из бесед, которые у меня не раз были с господином Путиным, я ясно понял, что он будет уважать и принимать в расчет мнение граждан Республики Молдова.

Если граждане Молдовы хотят, например, иметь соглашения с Европейским союзом, безвизовый режим, другие соглашения, и если граждане Молдовы хотят восстановить стратегические отношения с Российской Федерацией — в чём проблема?».

Иными словами, молдавский президент констатирует, что европейский курс Молдавии, «соглашения с Европейским союзом» и полученные от ЕС преференции в виде безвизового режима — это выбор молдавских граждан, который руководству России необходимо уважать и принимать в расчет. Фактически господин Додон ставит российских партнеров перед фактом: обещанного «разворота на Восток» не будет, РМ сохранит курс на Брюссель. Между тем люди сведущие хорошо помнят, что именно уход Молдавии в экономическое пространство Евросоюза вызвал ужесточение режима ввоза молдавских товаров в Россию и дальнейшее охлаждение отношений, а значит, молдавский президент попросту предлагает Кремлю принять необратимость произошедшего. При этом в интервью Игорь Додон сетует, что в РФ нет «полной либерализации» для молдавских сельхозтоваров, а есть те самые списки «одобренных» предприятий — но он готов, однако, содействовать максимальному расширению этого списка в таком же «ручном режиме».

Таким образом, по торговым отношениям с Россией Кишинев через молдавского президента озвучил следующий тезис: «Молдова продолжит сближение с ЕС в любом случае; в обмен на доступ к российскому рынку отдельным «правильным» предприятиям проект «Додон» сохранит формально-пророссийское качество»

2. Отношения с руководством Молдавии

И.Н. Додон: «Увы, на протяжении последних 12 месяцев… на правительственном и парламентском уровне отношения (прим.: между Кишиневом и Москвой) не отвечают ожиданиям граждан Молдовы. И я большие надежды возлагаю в этом плане на приезд господина Карасина в Кишинёв — я предложил господину Путину в декабре прошлого года, чтобы в Молдову приехал представитель министерства иностранных дел России, и мы начали восстанавливать нормальные отношения на уровне правительства и парламента, потому что на уровне президентуры отношения у нас отличные. У нас есть контакты, мы обсуждаем, решаем ряд проблем, — но необходимо участие и остальных ветвей власти. …Я предлагал и настаивал, пытался убедить как в Москве, так и здесь, на месте, убедить в том, что диалог необходимо вести со всеми».

Стоит ли напоминать, что Игорь Додон в свое время добрался до президентского кресла именно на волне жесткой критики проевропейских партий и правительства? Именно они же в 2017 году предприняли череду демаршей против России и ее интересов, высылая дипломатов и называя военных РФ оккупантами, а на лидера правящей в РМ Демпартии в России заведено уголовное дело. Более того, прозападная коалиция в течение последнего года уже несколько раз демонстративно отстраняла президента от должности для подписания нужных законов, и по логике адекватной политической борьбы (когда она действительно имеет место) после таких шагов молдавскому президенту как минимум следовало бы мобилизовать всех своих сторонников и защищать свои полномочия.

Тем не менее президент РМ открыто передает Москве сигнал о том, что его личной монополии на общение с руководством России Кишиневу более недостаточно. А это означает, что и здесь Кремлю предлагают смириться с многочисленными «пощечинами» 2017 года и возобновить контакты с проевропейским правительством. Озвученный посредством интервью тезис выглядит так: «Либо налаживается диалог с действующим правительством на его же условиях, либо канал общения через Игоря Додона будет вообще упразднен».

3. Приднестровское урегулирование

И.Н. Додон: «Первое — и самое главное здесь: консенсус, который необходимо достичь в Республике Молдова. Это не консенсус на уровне 50+1 в парламенте, потому что это не выход. Нужен национальный консенсус — и левые, и правые должны достичь компромисса в том, по каким принципам следует решить проблему».

Широко известно, что и на внутримолдавском поле, и на российском направлении свою недееспособность молдавский президент оправдывал недостатком конституционных полномочий и «откладывал» какие-либо конкретные действия на будущее, когда связанная с ним партия социалистов получит (обязательно!) контрольное большинство в парламенте. Вероятно, именно по этой причине все антироссийские демарши Кишинева в 2017 году практически не находили симметричного ответа от Российской Федерации — с тем, чтобы не навредить победной электоральной кампании Додона и социалистов.

Мало того, что перспективы триумфа пропрезидентской партии на выборах с каждым днем становятся все туманнее — сам Додон упоминанием про «недостаточность 50+1» дает понять, что исход парламентских выборов вообще не имеет значения в плане подходов официального Кишинева к Приднестровью. Позиция в отношении Тирасполя будет выработана консолидировано с учетом мнения де-факто правящей проевропейской элиты. И даже формально-компромиссных федеративных идей, которыми и сам Додон, и партия социалистов бравировали еще год назад, находя поддержку им в Москве, в кишиневском плане урегулирования приднестровского конфликта не будет.

И.Н. Додон: «…Принципы (прим.: урегулирования) должны быть изложены предельно ясно, и в аппарате президента такой проект выработан. Там зафиксирован и нейтралитет — момент крайне важный; там, чтобы всем было ясно, есть много элементов, которые в интересах Республики Молдова. …По моему мнению, необходимо разработать единый проект правительства, парламента и аппарата президента — и вынести его на всеобщее обсуждение. Удастся это сделать до парламентских выборов — прекрасно, нет — обсудим после выборов. Но такой проект у нас имеется, — и федерализации там нет!»

Тезис о нейтралитете — изначально вроде бы весьма благодушный и также звучащий в унисон многолетней позиции Кремля, на деле оказывается не менее извращенным и несет в себе прямой вызов интересам России:

И.Н. Додон: «Я всегда говорил — и скажу еще раз: в нейтральной стране иностранных войск быть не должно, и с политическим урегулированием приднестровской проблемы, с укреплением статуса нейтралитета и т.д., этот вопрос будет неизбежно решен. Я это говорил неоднократно и не единожды обсуждал этот вопрос в России. Так что я твердо уверен: как только будет достигнут консенсус, этот вопрос будет решен, тем более, что и сделать это не так уж трудно».

В данном изложении мысль, высказанная Игорем Додоном, является откровенным шантажом: нейтралитет в обмен на вывод российских войск без каких-либо понятных или хотя бы озвученных гарантий его сохранения. При этом в интервью молдавский президент прямо намекает на невозможность такой модели урегулирования приднестровской проблемы, при которой на территории Приднестровья сохранялось бы российское воинское присутствие — то есть на некий аналог «Меморандума Козака», предполагавшего, как мы помним, федеративную Молдавию и сохранение военного присутствия РФ.

И.Н. Додон: «…Необходим консенсус в рамках международного формата «5+2». Это не будет решение Российской Федерации или Соединенных Штатов Америки, или решение европейцев. Не может быть одностороннего решения, это однозначно! Прошло то время начала нулевых годов, когда русские положили нам на стол свой план — и, будьте добры, принимайте его!..»

Финализирует посвященную Приднестровью часть своего интервью Игорь Додон намеком на то, что более компромиссная позиция Москвы по решению приднестровского конфликта могла бы способствовать потеплению отношений между Россией и Западом — опять же, без каких-либо гарантий.

И.Н. Додон: «Почему я оптимистически смотрю на 2019 год и далее? Потому что решение приднестровской проблемы может стать историей успеха между Российской Федерацией и Западом, и я был бы этому только рад. …Дайте нам спокойно навести у себя порядок, объединить страну, заняться своими проблемами, экономикой и многими другими вопросами, которых у нас хватает с избытком. Великие мира сего сталкивают нас лбами, один тянет нас к себе, другой давно уже пытается это сделать… Но этот подход, мне кажется, уже начал меняться — вернее, я знаю, что он изменился, по крайней мере, со стороны Российской Федерации, да и со стороны ЕС начал меняться».

  • Молдавия продолжит движение на Запад; чтобы наладить отношения с Кишиневом, России следует запустить на свой рынок молдавский экспорт в требуемых объемах;
  • Москве следует закрыть глаза на односторонние выпады Кишинева и договариваться с правящей проевропейской коалицией, а не только президентом РМ;
  • Партия Додона не получит реальной власти на парламентских выборах;
  • Приднестровью будет отведен максимум «особый статус левобережных районов Днестра»; риторика про «федерацию» окончательно сворачивается;
  • Позиция России в переговорах по Приднестровью не будет определяющей;
  • РФ обязана вывести военных с территории ПМР в обмен на «нейтралитет» Молдавии;
  • Москве следует проявить гибкость по приднестровскому вопросу для создания истории успеха в отношениях с Западом.

Выдвинутый президентом РМ перечень требований к Москве знаменует собой окончательную трансформацию концепции проекта «Додон» от роли «громоотвода» для Москвы к статусу сугубо технического переговорщика, уполномоченного озвучивать России позицию правящей в Молдавии коалиции. Оставляя за скобками оценочные суждения о том, насколько правомерно было на протяжении последних лет считать Игоря Додона пророссийским политиком, следует лишь отметить, что на текущем этапе чрезвычайно важна трезвая оценка истинной роли тех или иных фигур в руководстве Молдавии. По большому счету, в выдвинутых Москве требованиях отсутствует что-либо принципиально новое — примерно таких же позиций Кишинёв придерживается уже долгое время. Вместе с тем на протяжении последних трех лет проект «Додон» ошибочно рассматривался в качестве самостоятельного субъекта внутримолдавской политики — именно поэтому, возможно, для некоторых смена молдавским президентом риторики станет неожиданностью. Из чего, в первую очередь, необходимо сделать правильные выводы.

 Владислав Никитин

 



скачать dle 10.4фильмы бесплатно

Источник: regnum.ru

Сообщить об ошибке | Версия для печати

Теги: Молдова, Россия, высылка дипломатов, Додон, ЕС, Григорий Карасин, политика, США, ПМР, вывод российских войск, Путин, экономика


Оставить сообщение:

Комментировать