Рейтинг@Mail.ru

    ПОЛИТИКА

    Референдум — оружие швейцарских сепаратистов. Как решаются проблемы сепаратизма в цивилизованной Европе.

    Похожие статьи



    История кантона Юра стала доказательством жизнеспособности швейцарского федерализма.

    «Не могу сказать, будет ли в этот раз юрассийский вопрос решен окончательно. Ясно одно. Политический процесс, итогом которого стал нынешний (2013-го года) референдум, можно считать идеальным примером того, как надо решать территориальные вопросы». 

    Такое мнение высказал несколько лет назад известный швейцарский политик и дипломат Дик Марти, занимавший пост председателя консультационного «Межюрассийского собрания» («Interjurassische Versammlung»). Этот процесс «позволил воплотить на практике живую культуру диалога, дал возможность говорить друг с другом тем, кто раньше занимал совершенно непримиримые позиции». По мнению Дика Марти «созданное в 1994 году „Межюрассийское собрание“, как видно, выполнило свою цель, то есть сделало возможным ведение конструктивного ненасильственного диалога, и это в рамках территориально-культурной и политико-религиозной проблемы, корни которой находятся в 1815 году».

    Напомним, что тогда, по итогам Венского конгресса, территория бывшего Базельского княжеского епископства была передана кантону Берн. Тем самым католический и франкоязычный регион Юра попал под управление по большей части немецкоязычного и протестантского государственного образования. Такое политическое решение и привело, собственно, к возникновению юрассийского вопроса, к накоплению потенциала общественного недовольства, которое, правда, до поры до времени редко оказывалось в центре внимания властей или населения страны. Однако со второй половины 20-го века проблема политической, культурной и экономической маргинализации региона Юра в составе кантона Берн стала постепенно выходить на первый план.

    Особенное недовольство населения — в какой-то степени изолированного от окружающего мира из-за непростого рельефа местности — вызывал факт отставания этого холмистого региона на северо-западе Швейцарии в плане развития отвечающей современным потребностям инфраструктуры. Это отставание касалось, прежде всего, дорог — асфальтовых и железных. Другим фактором стал процесс фактической германизации этого региона, особенно его южной части, которая была популярным местом расселения для (немецкоязычных) граждан кантона Берн.

    На пути к разрыву

    В послевоенный период в Швейцарии впервые возникают радикальные группировки сепаратистов, самой заметной среди которых была «Юрассийская ассамблея» («Rassemblement jurassien»), активно и даже агрессивно требовавшая предоставления региону Юра как минимум широких прав автономии. Активно действовали и противники сецессии, организовавшие «Союз юрассийских патриотов» («Union des patriotes jurassiens»), выступавший за нахождение Юры в составе Берна.

    «Поначалу вопрос, где и в какой форме быть Юре, интересовал исключительно элиту общества, однако потом данная проблематика охватила самые широкие слои общества», — рассказывает Бернар Вота (Bernard Voutat), доцент «Института политики и международных исследований» при Лозаннском Университете. «Решать, с кем вы, пришлось отнюдь не только мастерам культуры, что привело к серьезному общественному расколу. Каждый был либо за кантон Берн, либо против него...».

    Новый кантон Юра, образовавшийся в 1979 году, стал итогом целого голосовательного марафона, который долгие годы проходил как федеральном, так и на кантональном и муниципальном (общинном) уровнях.

    Конец цитаты
    Общественные дебаты концентрировались поначалу на пресловутых «духовных скрепах», решался вопрос, существует ли вообще юрассийская идентичность, и если да, то в чем она заключается? Дебатировались вопросы этнические, культурные, языковые, религиозные... «С точки зрения сепаратистски настроенных кругов юрассийцы являлись настоящей нацией со своим культурным и историческим багажом, со своей идентичностью, возраст которой насчитывал сотни лет. Для других идея отдельной юрассийской исторической общности, сконструированной по территориальным, культурным или религиозным признакам, была не более, чем фикцией», — рассказывает Б. Вота.

    В 1960-1970-е годы проблема Юры входит в «горячую» стадию политического обострения. На переднем плане оказалось новое поколение активистов, настроенных как в пользу отдельного кантона Юра («Béliers» или «тараны» из организации «Front de libération du Jura» или «Фронт освобождения Юры» с намеком на такой же «Фронт освобождения Алжира»), так и против раскола Берна («Sangliers» или «ремешки» с намеком на древнюю профессию производителей специальных ремней, используемых при производстве сыра). Увеличивается число насильственных акций.
          
                                

        Юра: последний кантон Швейцарии  

          24 сентября 1978 г. швейцарский народ 80% голосов одобрил создание нового и на сегодняшний день последнего кантона страны – кантона Юра!
      
    Сторонники создания самостоятельного кантона Юра совершают (во многом символически, без особых жертв и разрушений) поджоги домов сторонников кантона Берн, оккупируют дипломатические миссии Швейцарии за рубежом, и даже выстраивают стену на входе в здание швейцарского федерального парламента. Повсюду на заборах и стенах можно было увидеть один и тот же лозунг: «Jura libre» («Свободная Юра»). Один из деятелей «освобождения Юры» даже вынужден был бежать из Швейцарии в тогда еще франкистскую Испанию, таким образом Конфедерация получила своего собственного политического эмигранта.

    Право на самоопределение

    Вопрос кантона Юра привлекает к себе постепенно и внимание иностранных СМИ. Ситуацию в Швейцарии сравнивали тогда с положением в Сев. Ирландии, на Корсике или в испанской Стране басков. Однако отличия тут были куда более существенными. «В регионе Юра никогда не было схожих по ожесточенности актов насилия, особенно, если проводить сравнения с другими национально-территориальными конфликтами в Европе, хотя, понятно, что юрассийский вопрос был частью общеевропейской тенденции, в рамках которой решался непростой вопрос выстраивания отношений региональных культурно-языковых сообществ и центральных государственных органов.

    Развиваясь на фоне исторического феномена деколонизации, локальные сепаратистские движения жестко ставили на повестку дня вопрос самоопределения. Ответ на эти вопрос в разных странах давался разный», - указывает Клод Хаузер (Claude Hauser), доцент кафедры новой и новейшей истории Истфака Университета Фрибура. В Швейцарии федеральный центр долгое время считал положение вокруг региона Юра внутренним делом кантона Берн. Однако к концу 1960-х гг. необходимость вмешательства в ситуацию центральной власти стала очевидна. Однако как вмешиваться, а, главное, какое решение могло бы быть оптимальным?

    Тогда ответы на все эти, и многие другие вопросы, были совершенно неочевидны, особенно если учитывать тот факт, что требование создания нового кантона ставило под вопрос территориально-административное устройство страны, сформированное еще в 1848 году. Однако дело тут даже не в традициях, а в том, что границы кантонов в Швейцарии, в стране со многими языками и культурами, и сегодня играют как раз роль тех самых духовных скреп.

    Именно «кантон» как исторический и политический феномен стал в Швейцарии форматом решения вопроса о том, как можно было бы сочетать право на самоопределение с обязанностями субъектов федерации. Швейцарский «кантон» и сегодня выступает в качестве конкретного способа сохранения одновременно как локального своеобразия, так и общенационального единства, с опорой, разумеется, на рациональные идеи политического либерализма, гражданской нации и конституционного патриотизма (в противовес иррациональным и смертельно опасным идеям построения «этнически чистого государства»). Границы кантонов в Швейцарии менять нельзя ни при каких обстоятельствах.

    Казалось, поэтому, что вопрос кантона Юра ставит всю эту сложно сбалансированную систему под вопрос. «В самом деле, ситуация вокруг Юры стала в те годы самой, наверное, серьезной проверкой на прочность всей системы швейцарского федерализма. Многими делался тогда вывод о том, что, мол, она утратила свою гибкость, закоснела… Юрассийский вопрос стал, таким образом, той самой палкой, которой неразумный, на первый взгляд, ребенок пытался разворошить огромный муравейник. Этот вопрос, с другой стороны, заставил Швейцарию посмотреть на себя саму и подумать о том, как можно было бы решить вопрос Юры ко всеобщему удовлетворению», - подчеркивает К. Хаузер.

    Атмосфера разрядки


    Решение вопроса Юры постепенно складывалось именно на основе и с использованием потенциала швейцарских федерализма и прямой демократии, главным инструментом которых является референдум. Поэтому 1970-е гг. были отмечены целым рядом референдумов и голосований, в центре которых стояли те или иные этапные аспекты этого непростого вопроса. Новый кантон Юра, образовавшийся все-таки в 1979 году, стал, таким образом итогом целого голосовательного марафона, который долгие годы проходил как федеральном, так и на кантональном и муниципальном (общинном) уровнях.

    «В то время как во многих странах такие вопросы все еще решаются по указке сверху, в Швейцарии пошли иным путем, дав возможность высказаться самим людям, живущим в затронутых регионах. Использование инструментов прямой демократии позволило еще на ранних этапах смягчить и компенсировать многие ситуации, которые в иной ситуации привели бы к росту политической напряженности», — подчеркивает Дик Марти.

    Тест на будущее


    Как мы уже упоминали, границы кантонов в Швейцарии трогать и перекраивать нельзя. Создание кантона Юра было, во многом, огромным историческим исключением. Д. Марти убежден в том, что «в настоящее время кантоны теряют свое политическое значение. Международные кооперационные связи Швейцарии становятся все более интенсивными, и все больше вопросов, порой напрямую затрагивающих интересы кантонов, решаются на федеральном уровне. Практически в рамках каждой парламентской сессии принимаются решения о передаче определенных полномочий и предметов ведения с кантонального на федеральный уровень.

    Для многих граждан кантональная принадлежность перестала быть столь же важной, как в прошлом. Часто человек живет в одном кантоне, а работает в другом. Я убежден, что на протяжении следующих 10-20 лет мы столкнемся с целым рядом референдумов, на которые будут выносится вопросы слияния кантонов. Может быть в результате Швейцария будет состоять только из семи или восьми кантонов, тем более, что процесс слияния общин происходит сейчас на наших глазах и от года к году он становится все более интенсивным».

    Хронология конфликта


    1815 г.: по результатам Венского конгресса регион Юра был передан кантону Берн. Ранее, с 1793 г., эта часть базельского княжеского епископства была французским департаментом (провинцией).
    1950 г.: избиратели кантона Берн одобрили проект внесения изменений в кантональную конституцию. В соответствии с ними французский язык стал вторым официальным языком в кантоне Берн. Было усилено представительство юрассийских общин в кантональном правительстве.
    1974 г.: на региональном референдуме жители региона Юры приняли решение образовать собственный кантон. Три южных протестантских округа региона решили остаться в кантоне Берн. Община Лауфенталь (Laufental) предпочла перейти под юрисдикцию кантона Базель-сельский.
    1978 г.: избиратели Швейцарии одобрили создание нового кантона Юра большинством в 82,3% голосов. Кантон состоит из трех общин: Делемон (Delémont), Поррентрюи (Porrentruy) и Франш-Монтань (Franches-Montagnes). Преобладающая конфессия — католицизм.
    1979 г.: кантон Юра обретает права суверенитета.
    1994 г.: после очередного обострения юрассийского вопроса кантоны Юра и Берн, с целью примирения сторон, принимают решение о создании «Межюрассийского собрания» («IJV») под эгидой федеральных властей.
    2009 г.: «Межюрассийское собрание» передает 4 мая в руки министра юстиции Швейцарии Эвелинн Видмер-Шлумпф (Eveline Widmer-Schlumpf) доклад с перечнем возможных подходов к решению вопросов, оставшихся открытыми в рамках урегулирования юрассийского вопроса.
    2010 г.: Федеральный совет, правительство Швейцарии, назначает 17 декабря депутата Совета кантонов Дика Марти (Dick Marty ) председателем «Межюрассийского собрания».
    2012 г.: правительства кантонов Берн и Юра подписывают «Декларацию о намерениях», в которой были определены процессуальные аспекты проведения в обеих кантонах референдумов по вопросу территориальной принадлежности трёх южных общин региона Юра, находящихся в составе кантона Берн.
    2013 г.: на референдуме народ соответствующих регионов высказался против создания Большого кантона Юра в составе старого кантона и франкоязычных католических областей кантона Берн.
    2017 г.: прошел референдума о судьбе и территориальной принадлежности бернской общины Мутье, ход и итоги которого проверяются сейчас на предмет их соответствия всем процедурным нормам. 

    Источник: swissinfo.ch

    Теги

    Похожие новости

    Комменатрии к новости

    Написать свой комментарий:

Комментарии

Архив

«    Апрель 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930 

Социальные сети