Теоретически, эта статья обвинения предполагает, что адвокаты получали от своих клиентов тысячи евро, чтобы передать взятку следующему лицу, способному «решить проблему» с уголовным делом. 

Адвокаты: Коллеги берут огромные суммы от клиентов, однако деньги на них же и останавливаются. Те, кто берут деньги, обычно, не имеют дальнейшего влияния.

Deschide.MD обратилась в Генеральную прокуратуру с просьбой назвать число случаев, когда устанавливалась связь между подозреваемым адвокатом и офицерами, прокурорами или судьями, на которых обвиняемый якобы имел влияние. 

«Антикоррупционная прокуратура не может дать точный ответ, потому что не существует соответствующей базы данных. Чтобы ответить, нужно вручную обработать информацию, физически проверить каждое дело, в том числе те, что уже переданы в суд», — ответил Виорел Морарь.

Усилие, на которое не решилась Антикоррупционная прокуратура, подкрепляет предположение, что ведомство намерено уклоняется от этого. После отказа предоставлять цифры мы предположили, что у прокуратуры нет соответствующей статистики, которая могла бы разоблачить и подставить сотрудников ведомства. Но дело не совсем в этом, потому что в действительности, по словам известных адвокатов, распространено другое мнение: предполагаемые деньги останавливаются в кармане адвокатов или возвращаются клиенту, если правосудие принимает сторону обвинения.

«Из 40 адвокатов, про которых Вы сказали, я считаю, что реально "решить проблему" через извлечение выгоды из влияния могут два-три, максимум пять человек. Остальные — это люди, которые зарабатывают дополнительные деньги», — считает член Совета директоров Объединения адвокатов Молдовы Виктор Панцыру.

Такое же мнения придерживается председатель Общественной ассоциации «Адвокаты по правам человека», адвокат Виталий Нагачевский: «Существует много ситуаций, очень ясных, когда у адвоката нет никакого влияния на судью или прокурора, но оправдывает требование денег у клиента указом "сверху". Если проблема не решается естественным путем, адвокат говорит, что договоренности не состоялось и возвращает деньги». 

Адвокат Виктор Панцыру: Адвокаты несут добрую часть вины за ощущение, что в юстиции есть коррупция

«Адвокаты несут добрую часть вины. Действиями, о которых мы говорили выше, они подпитывают ощущение, что в юстиции есть коррупция. Я не отрицаю, здесь есть и вина прокуроров, и судей, которые принимают ошибочные решения или придерживаются двойных стандартов, но вина адвокатов намного выше.

Проблема в том, что очень часто сами клиенты предлагают дать деньги, чтобы решить дело. И тогда, если адвокат откажется, то его могут счесть слабым, без связей... Я почувствовал это на себе.

Я, например, предпочитаю разорвать контракт с клиентом, который настаивает на таком. Однако есть адвокаты, которые соглашаются на деньги, не имея намерения передать их кому-то. И, если проблема не решается сама, они возвращают деньги и все», — сказал Панцыру.

Адвокат Виталий Нагачевский: Отсутствие продолжения в деле об извлечении выгоды из влияния связано скорее с невозможностью, чем какими-то намерениями.

«Извлечение адвокатами выгоды из влияния раскрывается или в связи с доносами, или определенными провокациями. Очень трудно идти дальше, потому что адвокаты сами на себя не донесут, а возможности следствия ограничены. Я думаю, речь идет скорее о невозможности [продолжать расследование], чем с какими-то конкретными намерениями, потому что Антикоррупционная прокуратура и Наццентр по борьбе с коррупцией хотели бы более громкие дела, в которых фигурируют судьи и прокуроры. Понятно, за исключением некоторых, кто входит в категорию неприкосновенных», — объяснил он. 

Дело Михаила Мурзака, исследование дела на базе приговора

Бывший и.о. генерального прокурора Михай Мурзак, сейчас адвокат, осужденный на четыре года условно за вымогательство 45 тысяч евро у Сергея Казакевича (фигурант дела о незаконной вырубке деревьев) и 15 тысяч евро от бывшего секретаря Высшего совета безопасности Иона Морея (фигурирует в деле о земельных участках Национального колледжа виноделия и виноградарства в коммуне Ставчень). Дело вела Прокуратура по борьбе с организованной преступностью и особым делам.

Deschide.MD ранее писало, что в какой-то момент преступление Мурзака можно было сравнить с «человеческой глупостью» из произведений Иона Крянгэ: Морей отдал десятки тысяч евро, чтобы закрыть уголовные дела на его имя, параллельно сотрудничая со следствием и признавая свою вину, а прокуроры по борьбе с коррупцией, согласно принятым практикам, отправляли его домой.

Иными словами, Мурзак потребовал 60 тысяч евро, не собираясь подкупать ни прокурора, ни судью для решения дела в пользу своих клиентов. На суде Мурзак утверждал, что повлиял на прокурора, но, внимание, с помощью аргументов в пользу своих клиентов!

Из приговора Мурзаку: «Признает все показания, раскаивается в произошедшем, не покупал никого из лиц, занимающих ответственные посты».

Ремарка автора: никто не отрицает, что прокуроры и судьи будут брать взятки до тех пор, пока существуют уголовные дела, открытые на основании таких подозрений. Точно так же никто не отрицает, что есть много клиентов, которые с позиции жертвы поощряют коррупцию и считают, что брать взятку — это преступление, а давать её — необходимость.

В 2017 году, по данным Антикоррупционной прокуратуры, в суд были переданы четыре дела, фигурантами которых являются прокуроры.