Рейтинг@Mail.ru

    ПОЛИТИКА

    Неподкупность в секторе юстиции - масса задолженностей. Эксперт: «Официально все идет хорошо»

    Похожие статьи



    Механизм обеспечения неподкупности в секторе юстиции по-прежнему остается несовершенным, а самая большая задолженность властей – учреждение функционального Национального органа по неподкупности. И проблема, связанная с порядком опубликования судебных решений на едином портале судебных инстанций, по-прежнему порождает горячие дискуссии между властями и экспонентами гражданского общества, даже несмотря на то, что новое положение, призванное исключить недостатки, было утверждено Высшим советом магистратуры более месяца тому назад. Эти и другие вызовы сектора юстиции были затронуты в ходе публичных дебатов «Неподкупность юстиции между двумя стратегиями реформы: вызовы и перспективы», организованных в четверг, 16 ноября, организацией Freedom House и Центром журналистских расследований.

    Одна из проблем, затронутых участниками форума, - задолженность по разделу реформирования механизма обеспечения неподкупности субъектов сектора юстиции. Министр юстиции Владимир Чеботарь признал, что он недоволен реализацией Стратегии реформы сектора юстиции по этому разделу.

    «Мы недовольны, потому что результаты еще далеки от желаемых. Вместе с тем, все мы не можем не признать, что многие предусмотренные стратегией меры были выполнены: разработка и утверждение национальной нормативно-правовой базы по учреждению Национального органа по неподкупности (НОН), новый закон о декларировании имущества и личных интересов, смежные нормативные рамки, новые инструменты функционирования данного органа. Учреждение все еще не является реально действующим – нет председателя, заместителей председателя, сотрудников, не запущена программа, посредством которой с 1 января следует представлять декларации об имуществе и интересах. Если проанализировать проведение конкурса в НОН, следует отметить, что он  продвигается с трудом и медленно, но корректно, поскольку нет никакого вмешательства извне в эти процессы, а члены Совета по неподкупности были отобраны корректно, назначены в предусмотренном законом порядке», - аргументировал Чеботарь.  

    И эксперт Центра анализа и предотвращения коррупции Лилия Ионицэ признала наличие прогресса, отметив, однако, что отбор членов Совета по неподкупности был «плачевным опытом». «Если прочитать отчет о реализации стратегии, можно сказать, что официально все идет хорошо. Меры Пилона IV были выполнены на 84%. Если в начале реализации стратегии у нас был уровень доверия к юстиции в 21%, то весной этого года доверие повысилось втрое. (...) Чего не было в последнее время, так это коммуникации. Органы управления сектора юстиции не обеспечили сообщение проблем и поиск решений для этих проблем. В определенные моменты сектор замкнулся, определенные проблемы остались только внутри или же сообщалась лишь обрывочная информация, что, естественно, вызывает подозрения. Последние события, связанные с анонимизацией судебных решений, доказывают это фактическое состояние дел», - отметила эксперт.

    По мнению консультанта Центра юридических ресурсов Молдовы Иона Гузуна, одной  из невыполненных, но очень важных с его точки зрения,  мер является установление четких критериев продвижения судей в Высшую судебную палату. «Я считаю, что это одна из мер, которая намного больше способствовала бы повышению доверия к юстиции. С другой стороны, мы видим, что политики в области улучшаются. Изменяется законодательство, некоторые практики, то есть, нельзя говорить, что ситуация не уравновешивается. Тот факт, что гражданское общество критикует, - во благо, это единственный способ, которым мы можем общаться, когда нас исключают из определенных процессов разработки документов», - по мнению юриста. 

    Член ВСМ Анатолий Цуркан рассказал о новых положениях, на основании которых состав Дисциплинарной коллегии сократился от десяти до девяти членов, из которых пять избираются Общим собранием судей, а четыре являются членами из числа штатных профессоров, представителей гражданского общества. «На данный момент мы сталкиваемся с трудностями в отборе членов Дисциплинарной коллегии со стороны гражданского общества. Не очень-то находятся желающие выполнять эту тяжелую обязанность наказывать судей, совершающих нарушения. Следует придумать способ, как сделать привлекательными должности в судебной системе, ибо это неизбежно будет способствовать повышению доверия и неподкупности», - считает магистрат. 

    «21 судья, преследуемый за вынесение незаконных решений, - разве это не борьба с коррупцией? Разве борьба с ними не является ответом на то, чего хочет государство в этой системе? Является. Коррупция существует, к сожалению, сверху донизу. И в образовании, и в неправительственных организациях, среди журналистов, в юстиции. С этим явлением нужно заниматься очень серьезно, что мы и делаем». (Владимир Чеботарь, министр юстиции)

    Новое Положение о порядке размещения судебных решений еще не применяется

    Горячие дебаты вызвала тема, касающаяся порядка опубликования судебных решений на едином портале национальных судебных инстанций, которая по-прежнему осталась актуальной проблемой, несмотря на то, что еще 10 октября ВСМ утвердил альтернативное положение, предложенное Высшей судебной палатой (ВСП). Означенное положение предусматривает возвращение к возможности поиска судебных решений по фамилии и гарантирует «максимальную прозрачность судебных решений посредством внедрения новейших и наиболее практичных способов поиска содержащейся в них информации». «Новое положение еще не опубликовано в «Официальном мониторе», поскольку для этого нужен был перевод документа на русский язык. Думаем, что в ближайшем будущем он будет опубликован и станет обязательным для всех судебных инстанций», - уточнила в этой связи член Высшего совета магистратуры Вера Тома. В числе других вызовов, с которыми сталкивается система, она перечислила проблемы, связанные с повышением доверия общества к сектору юстиции, снижение до минимума влияния политического фактора и повышение качества акта правосудия.

    «Я знаю, что  в Республике Молдова, когда этого хотят, документ публикуется в «Официальном мониторе» на следующий же день после принятия. Месяц с лишним переводить документ объемом в три страницы - не думаю, что это обоснованный срок. Я думаю, что тут дело в другом, и надеюсь, что этот документ будет все же опубликован и, что еще важнее, будет внедрен. Надеюсь, что это не умышленное затягивание», - возразил ей журналист Виктор Мошняг из газеты «Ziarul de Gardă». 

    Он отметил настойчивое стремление властей анонимизировать судебные решения под предлогом защиты персональных данных: «В конце концов, я мог бы согласиться с деперсонализацией судебных решений, но давайте сделаем это корректно. Для чего анонимизировать имя прокурора, судьи, адвоката, сумму спора или замешанные фирмы? Журналисту трудно работать в условиях существования подобных судебных решений. У меня создается впечатление, что журналистов вовлекли в ложную борьбу с тем, чтобы отвлечь их внимание от намного более важных вещей». 

    «То, что по нашим наблюдениям делает в последнее время Центр по защите персональных данных, это отсутствие институционального fairplay. Все чаще приводят экспертов из Сербии, Хорватии, Армении, чтобы они говорили нам о необходимости анонимизации всех судебных решений. Я думаю, что мы заслуживаем лучшего», - поддержал его заместитель начальника секретариата ВСП Теодор Папук, который привел противоположные примеры из Италии и Великобритании. Участвовавшие в дебатах журналисты-расследователи отметили, в частности, проблемы по разделу коммуникации, с которыми сталкиваются чаще всего в инстанциях первого уровня, в которых нет функциональных пресс-служб, а получение ответа от судьи может затянуться подчас на несколько месяцев.

    Тестирование на полиграфе и проверка судей и прокуроров Службой информации и безопасности – необходимы или нет? 

    Другая тема, затронутая представителями сектора юстиции и гражданского общества, касается  недостатков в процессе проверки кандидатов на должность судьи и прокурора Службой информации и безопасности. «Это устаревший закон, которого уже не должно быть, поскольку, исходя из принципа независимости правосудия, СИБ как орган исполнительной власти не должен вмешиваться в установление совместимости судьи. Когда речь идет о совместимости, существует процедура, которую можно вменить в обязанность Судебной инспекции при ВСМ, проверяющей все необходимые аспекты, собирающей информацию и представляющей информативную справку ВСМ, который, в свою очередь, принимает решение о совместимости соответствующего лица», - категорически заявил член ВСМ Дмитрий Вистерничан. 

    «Спорным аспектом является тот факт, что в своих заключениях СИБ оценивает качество судебных решений, вынесенных судьей. Давать подобные оценки не в компетенции никакого иного органа, кроме ВСМ. К сожалению, у нас нет рычагов для того, чтобы не допускать этого, и мы постоянно  сталкиваемся с этой проблемой, в том числе в случае окончательных и не подлежащих обжалованию решений», - дополнил своего коллегу судья Анатолий Цуркан. 

    Председатель Высшего совета прокуроров Мирча Рошиору сослался на релевантность этих заключений в отношении его коллег: «Хотя такие проверки сопряжены с определенным вмешательством в частную жизнь, были случаи, когда в этих заключениях находили релевантную информацию, которая впоследствии обосновывала определенные решения ВСП о несовместимости кандидата с должностью». 

    Директор Национального института юстиции Диана Скобиоалэ напомнила, что с 2020 года НИЮ станет единственным путем доступа к профессии прокурора. В связи с этим, возникают определенные сложности с процедурами проверки кандидатов. «По нашему мнению, логично, чтобы все проверки, как со стороны СИБ, так и тестирование на полиграфе или медицинские тесты, проводились до зачисления в НИЮ, так как существует положение, согласно которому кандидат, окончивший курс обучения, но не желающий участвовать в конкурсе, обязан возместить всю сумму денег, инвестированных государством в процесс его подготовки,  – около 100.000 леев на кандидата. Если человек оканчивает 18-месячный курс подготовки и впоследствии не проходит тестирование на полиграфе, то есть, ему отказывают в доступе к профессии,  у нас нет никаких законных оснований  востребовать возмещения этих денег. Либо проводите все проверки до начала обучения, либо внесите изменения в законодательство», - призвала Скобиоалэ власть предержащих. 

    «Тестирование на полиграфе не следовало бы применять к субъектам сектора юстиции. Что касается проверки, на мой взгляд, она должна быть, ибо это соответствует международным стандартам, а наиболее подходящей в этом смысле является СИБ. Именно для того, чтобы не нарушать независимость правосудия, эти заключения являются консультативными, а не обязательными. Закон, несомненно, следовало бы изменить, так как он принят в 2008 году и с тех пор не возвращались к нему, а изменения, внесенные в 2016 году, ничуть не проясняют ситуацию. Но это нужно сделать после основательного исследования с тем, чтобы вмешательство было всеобъемлющим, по всем уязвимым положениям», - заключила эксперт в области борьбы с коррупцией Марианна Калугина.


    Источник: anticoruptie.md

    Теги

    Похожие новости

    Комменатрии к новости

    Написать свой комментарий:

Комментарии

Архив

«    Декабрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Социальные сети





Новостной портал Республики Молдова.

Самые свежие новости из мира политики, экономики, культуры, спорта.
Самые острые комментарии от наших политических экспертов.

Яндекс.Метрика