Рейтинг@Mail.ru

    ОБЩЕСТВО

    "Безбожная утопия". Как в Советском Союзе боролись с религией

    "Безбожная утопия". Как в Советском Союзе боролись с религией
    _ _ _ _ _ _ _

    Похожие статьи



    В только что вышедшей в Британии книге "Безбожная утопия. Советская антирелигиозная пропаганда" ее автор, канадско-британский исследователь Роланд Эллиот Браун, отталкиваясь от яркой графической образности советских атеистических плакатов, прослеживает историю борьбы первого социалистического государства с религией.

    Книга Роланда Э. Брауна на первый взгляд выглядит почти как художественный альбом. В ней несколько сотен ярких красочных иллюстраций, которые прослеживают историю советской антирелигиозной пропаганды с первых послереволюционных лет вплоть до краха Советского Союза. На самом деле она гораздо больше, чем просто сборник графических образов.

    Это скрупулезное исследование нетерпимого отношения советской власти к религии и попыток уравнять ее со всеми мыслимыми и немыслимыми человеческими грехами. Исходным толчком для создания книги стали все же графические образы. Но, как говорит Роланд Браун, при работе с ними и внимательном их изучении вскрылась широчайшая палитра контекстов советской жизни, что и повлекло за собой обширный исследовательский текст.

    Такого рода книги в западной советологии до сих пор не было, и собранная Роландом Брауном подборка открывает читателю уникальный взгляд на один из самых интересных аспектов господствовавшей в СССР на протяжении семи десятилетий идеологии.

    Большая часть иллюстративного материала - из собрания Государственного музея истории религии в Санкт-Петербурге. В советские годы он назывался Музей истории религии и атеизма - атеизм был одним из краеугольных камней советской идеологии - и размещался в величественном здании Казанского собора. В 1991 году собор был передан Русской православной церкви, и в течение десятилетия музей (переименованный в Музей истории религии) и собор существовали под одной крышей. В 2000 году музей переехал в восстановленное историческое здание на Почтамтской улице, а Казанский собор стал кафедральным собором Санкт-Петербургской епархии РПЦ.

    Книга называется "Безбожная утопия", хотя, как признает ее автор, содержание ее скорее подпадает под определение "антиутопия". А слово "безбожная" - прямое заимствование из издававшейся в СССР с 1922 по 1941 год воинствующе-атеистической газеты "Безбожник".

    Правообладатель иллюстрации FUEL
    Image caption Обложка книги Роланда Эллиота Брауна "Безбожная утопия. Советская антирелигиозная пропаганда"

    Я не мог не спросить Роланда Брауна, как он относится к радикальному повороту в постсоветской России в отношении религии и атеизма. Ведь если в тот исторический период, который стал предметом его исследования, приверженность религии была предосудительной, то теперь борьба с ней стала делом подсудным, определяемым специальной статьей УК РФ "Оскорбление чувств верующих". Причем статья эта вовсю используется и против политической оппозиции - дело Pussy Riot тому лучший пример.

    "Атеизм по самой природе своей - идеология революционная, направленная на противоборство с веками сложившимся и освященным церковью мироустройством, - говорит Роланд Браун. - Нынешнее консервативно-охранительное руководство России это прекрасно понимает. Обратите внимание, при всех ностальгически-реставрационных настроениях и режима, и общества ностальгии по советскому атеизму в современной идеологии нет вовсе".

    "Возьмите, к примеру, недавние протесты против строительства храма в Екатеринбурге, - продолжает автор книги. - Комментируя ситуацию, Владимир Путин с явным осуждением спросил о протестующих: "Они безбожники?"

    "Безбожная Утопия" вышла в лондонском издательстве FUEL. Его излюбленная тематика - графическое, визуальное содержание советского проекта. Вот несколько названий уже изданных в разное время в издательстве книг: "Станции советского метро", "Советские криминальные татуировки", "Советские автобусные остановки", "Советский антиалкогольный плакат", "Рисунки из ГУЛАГа" и другие.

    Предлагаем вашему вниманию подборку плакатов из книги "Безбожная утопия" с комментариями автора книги.

    "Крещение Новгорода"

    Правообладатель иллюстрации FUEL
    Image caption Благостному описанию церемонии крещения, приведенному в тексте "Начальной Летописи", советские художники противопоставили картину грабежа, разбоя и насилия

    Александр Кан: В книге нет ничего относящегося к крещению Руси в Киеве князем Владимиром в 988 году, так что хронологически это событие - крещение Новгорода тремя годами позже, в 991-м - самое старое из всех, так или иначе затронутых в содержании книги. Даже в советские годы крещение Руси преподносилось как ключевая, основополагающая веха в становлении русской государственности, и отношение к нему было всегда уважительным, если не сказать почтительным. И потому видеть такого рода плакат несколько неожиданно.

    Роланд Э. Браун: Этот плакат, впервые опубликованный в журнале "Безбожник" в 1925 году, был частью целой подборки материалов, как текстовых, так и графических, направленных на разоблачение того почтительно-благоговейного отношения к крещению Руси, которое существовало в дореволюционной России. Здесь есть все - грабежи, разбои, насилие, торговля рабами.

    Конечно же, такой плакат должен был шокировать, оскорблять чувства верующих, но, с другой стороны, трудно отрицать историческую достоверность изображенных здесь событий. Да, была торговля, и работорговля, и князь Владимир руководствовался вполне прагматическими, если не циничными соображениями о необходимости укрепления связей с Византией. Что же касается вполне толерантного отношения советской идеологии к факту крещения Руси, то объясняется оно тем, что в рамках марксистского учения об историческом прогрессе оно воспринималось как позитивное явление. В 1925 году, на раннем этапе, это осознание еще не стало господствующим и затмевалось общим революционным антирелигиозным пафосом.

    Христос как жертва

    Правообладатель иллюстрации FUEL
    Image caption В этом плакате слились воедино кампания против голода и антирелигиозная пропаганда

    Александр Кан: Этот рисунок из журнала "Безбожник" 1923 года тоже выглядит несколько неожиданно. На фоне общей беспощадной антиклерикальной пропаганды главный символ христианства Иисус Христос предстает в виде невинной жертвы. А его призыв "Приимите, ядите: сие есть Тело Мое, и пейте от нея вси: сия есть Кровь Моя" церковники и верующие понимают буквально, терзая в клочья и пожирая тело Сына Божьего.

    Роланд Браун: Да, действительно, картина, здесь изображенная, выглядит предельно мрачно, откровенно кроваво. Кстати, по цветовой палитре этот плакат напоминает мне антирелигиозную образность Мэрилина Мэнсона. Что же касается трактовки его смысла, то я воспринимаю его несколько иначе. Он создан в 1923 году, а годом-двумя ранее, во время голода в Поволжье, стали появляться многочисленные сообщения о случаях каннибализма, о поедании трупов, об убийствах собственных детей с целью прокормиться. А места эти были населены людьми верующими, набожными. И смысл этого плаката, как мне кажется, состоит в том, что поедание тела Христова - часть божественного причастия - было для верующих обоснованием каннибализма во время голода.

    Ну и, конечно, можно вспомнить, что голод в Поволжье стал для большевистской власти поводом для конфискации церковных ценностей, которые должны были пойти на приобретение зерна для голодающих. Хотя на самом деле в этом не было никакой необходимости - продовольствие, которое Соединенные Штаты прислали на помощь голодающим, стояло в советских портах, и власти не могли организовать его разгрузку и доставку в нуждающиеся районы. В этом плакате кампания против голода и антирелигиозная пропаганда слились воедино.

    Религия - духовная сивуха

    Правообладатель иллюстрации FUEL
    Image caption Авторы этого плаката опирались на определения Ленина "Религия - род духовной сивухи"

    Александр Кан: В моем сознании - человека, прожившего большую часть жизни в Советском Союзе - религия и пьянство вовсе не идут рука об руку. Более того, священники и монастыри, насколько я помню, помогали в излечении алкоголиков. В этом плакате 1931 года его авторы, кажется, попытались слить воедино эти два, по их мнению, страшных порока, которые вместе мешают строительству социализма.

    Роланд Браун: На самом деле это не совсем так. Хорошо известно, что когда князь Владимир выбирал для Руси религию, то наряду с христианством рассматривался и ислам. И отказались от ислама именно из-за того, что мусульманская религия запрещает пить. "Веселье Руси есть питие" - таким откровенным признанием отверг Владимир исламизацию своего царства. Ну и, конечно, создатели этого плаката опирались на слова Ленина. Если Маркс называл религию "опиумом для народа", то Ленин в статье "Социализм и религия" еще в 1905 году писал, что "религия — род духовной сивухи, в которой рабы капитала топят свой человеческий образ, свои требования на сколько-нибудь достойную человека жизнь".

    Сельди из бочки - в Храм Христа Спасителя

    Правообладатель иллюстрации FUEL
    Image caption Этот плакат датирован 1929 годом, и авторы его никак не могли предполагать, что спустя два года изображенный здесь Храм Христа Спасителя будет разрушен

    Александр Кан: Этот плакат датирован 1929 годом - за два года до исторического сноса Храма Христа Спасителя в центре Москвы. Любопытно, как здесь обосновывается небходимость разрушения храма. Набитые, буквально как сельди в бочке, посетители советского клуба с флагом "Мест нет" вожделенно глядят на огромное церковное здание.

    Роланд Э. Браун: Да, действительно, разрушению крупнейшего православного собора на территории России, возведенного к тому же в ознаменование победы в Отечественной войне 1812 года, предшествовала приуроченная к Пасхе 1929 года пропагандистская кампания, следы которой я обнаружил в журнале "Безбожник". Действительно, в точном соответствии с русской поговоркой "как сельди в бочке", посетители рабочего клуба ютятся в бочке с надписью "Сельдь астраханская" - на фоне огромного собора. Надпись на плакате гласит, что "рабочий человек идет в церковь потому, что ему не хватает места в клубе". Пропаганда исходила, разумеется, из господствовавшего тогда убеждения в том, что рабочему человеку ни религия, ни ее храмы не нужны.

    Ирония, правда, заключается в том, что авторы плаката считали, по всей видимости, что собор должен был быть переоборудован в рабочий клуб, и, скорее всего, и предполагать тогда еще не могли, какая судьба будет ожидать Храм Христа Спасителя всего дишь через два года. Да, конечно, теперь он восстановлен, но отделка нового собора, на мой взгляд, отдает лас-вегасовским китчем, и теперь он, увы, никак не может претендовать на звание одного из лучших церковных зданий Европы, каким был оригинальный Храм Христа Спасителя.

    Космосом - по религии!

    Правообладатель иллюстрации FUEL
    Image caption Обаяние и огромная популярность первых советских космонавтов служили мощным пропагандистским оружием для атеизма

    Александр Кан: На фоне мрачной негативистской образности остальных плакатов этот радует своим веселым оптимизмом. Истоки его - в первую очередь, конечно, в мифологизированном в СССР обаянии образа Юрия Гагарина и его улыбки.

    Роланд Э. Браун: Да, этот плакат - наверное, самый знаменитый из всех размещенных в нашей книге. Он уже давно стал классикой графического дизайна. Он предельно прост - космонавт на небе, под ним церкви, храмы и даже мечеть. А в центре - привезенный с неба убедительный вывод: "Бога нет!" И в этой своей простоте плакат просто великолепен.

    На самом деле идею разоблачения существования бога на небе с помощью побывавших там - на небе - людей советская антирелигиозная пропаганда использовала задолго до полета Гагарина. Еще до войны журнал "Безбожник" опубликовал интервью со знаменитым летчиком Чкаловым, который заверял читателей, что никакого бога там, над облаками, нет. Так что плакат с Гагариным - лишь продолжение той же линии, которую советские пропагандисты использовали и за пределами СССР. Второй советский космонавт Герман Титов, выступая на Всемирной выставке в Сиэтле во время визита в США в 1962 году, рассказывал набожным американцам, что никакого бога на небе он не видел.

    "Шпионы Иеговы"

    Правообладатель иллюстрации FUEL
    Image caption "Свидетели Иеговы" и сейчас, когда антирелигиозной пропаганды в России больше нет, остаются объектом борьбы и критики со стороны государства

    Александр Кан: Этот плакат в вашей подборке показался мне особенно интересным. Мы говорили с вами о возрождении религии в постсоветской России и довольно активном противостоянии нынешней власти любой антирелигиозной пропаганде. Однако остаются определенные верования, в том числе христианские, отношение к которым в современной России ничем не отличается от того, каким оно было в советские годы. И "Свидетели Иеговы" - тому лучший пример. Организация признана в современной России экстремистской, деятельность ее запрещена, и эта карикатура, опубликованная в 1962 году, могла бы появиться на страницах и сегодняшних российских газет.

    Роланд Э. Браун: Неприязненное, а то и откровенно враждебное отношение к "Свидетелям Иеговы" - что в советские годы, что теперь - объясняется во многом тем, что основана организация в США, исторических корней в России у нее нет. Отчасти и тем, что "Свидетели Иеговы" признают только авторитет Бога и отказываются признавать авторитет государства. Приверженцы движения отказывались служить в армии, само оно считались антисоветским, подрывным и даже шпионским - о чем напрямую и говорит этот плакат.

    В сегодняшней России они остаются вне закона за свою якобы антисоциальную направленность. Но на самом деле причинв запрета - опасение со стороны РПЦ о подрыве своей монополии среди христианских конфессий в России.

    Опустевшее "свято место" атеизма

    Правообладатель иллюстрации FUEL
    Image caption Критике подвергались не только священнослужители, но и вялая, малоэффективная борьба с ними

    Александр Кан: Этот плакат интересен тем, что объектом критики в нем становится не сама религия, а слабая, неэффективная работа антирелигиозной атеистической пропаганды в позднесоветские годы - этот плакат датирован 1962 годом.

    Роланд Э. Браун: Проблема с атеистической пропагандой в СССР заключалась в том, что выдохлась, потеряла свою энергию и свой запал она даже раньше, чем остальные составляющие советской идеологии. Лучшие пропагандисты отказывались идти на атеистическую работу, и в результате велась она малоубедительно, вяло и на самом деле неэффективно. Об этом много и подробно писала в вышедшей в прошлом году своей книге "Свято место пусто не бывает. История советского атеизма" американская исследовательница Виктория Смолкин.

    Однако завещанный советской власти великим Лениным и великим Октябрем атеизм оставался "священной коровой", отказаться от него не могли, и так он и тащился кое-как. Ошибки и недоработки в атеистической пропаганде были для пропагандистов отнюдь не столь страшными и не влекли за собой таких же серьзных последствий, как в других направлениях идеологической работы. И отношение к ней было соответствующим - спустя рукава. Об этом, собственно, и этот плакат.

    Запоздалый огонь по фарцовке

    Правообладатель иллюстрации FUEL
    Image caption Осознав, что десятилетия борьбы с религией привели к уничтожению огромного количества культурных ценностей, государство взялось охранять их от фарцовщиков и иностранных скупщиков

    Роланд Э. Браун: Хотя объектами критики здесь кажутся алчный "бизнесмен мистер Джон" и советский "подонок" - фарцовщик с "жалкими запросами", на самом деле этот плакат можно рассматривать как отражение растущего в среде советских идеологов осознания того, насколько значительный ущерб русской культуре нанесли десятилетия пренебрежения церковными ценностями, уничтожения храмов, разбазарования и уничтожения икон. Этот плакат датирован 1984 годом, когда благодаря работе подвижников уже был создан Музей древнерусского искусства в Андрониковом монастыре, а имя Андрея Рублева, которое носил музей, было прославлено на весь мир фильмом Андрея Тарковского. Конечно, обратить критику против советской власти, уничтожавшей иконы и храмы, было невозможно, так что пропаганда вела этот запоздалый огонь по фарцовке.

    Хиппи-суперзвезда

    Правообладатель иллюстрации FUEL
    Image caption К удивлению пропагандистов, к 1970-м годам к религии потянулась и молодежь

    Александр Кан: С конца 1960-х и особенно в 1970-е годы религия и ее символика обретали все большую популярность не только среди людей старшего возраста, но и среди молодежи. Рок-опера "Иисус Христос - суперзвезда", крестики на шее - христианство вдруг стало предметом поклонения суперсовременных хиппи. И пропагандисты не могли, наверное, на это не откликнуться в этом плакате второй половины 1970-х годов.

    Роланд Э. Браун: Да, действительно, если на Западе в это время панки в качестве символа своего юношеского протеста вешали себе на шею крест вверх ногами, то в СССР знаком молодежного бунта стала религиозная символика. В этом плакате интересны также общекультурные аллюзии - прямые ссылки в тексте на пушкинскую поэму "Руслан и Людмила", и в композиции - на картину Александра Иванова "Явление Христа народу". Это один из самых умных и изобретательных плакатов во всей нашей подборке.


    Источник: bbc.com

    Теги

    Похожие новости

    Комменатрии к новости

    Написать свой комментарий:

Комментарии

Архив

«    Март 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Социальные сети





Новостной портал Республики Молдова.

Самые свежие новости из мира политики, экономики, культуры, спорта.
Самые острые комментарии от наших политических экспертов.

Яндекс.Метрика