В жалобе, адресованной врио гепрокурора Думитру Робу от 13 ноября 2019 года, бизнесмен Вячеслав Платон перечислил несколько действий прокуроров Андрея Бэешу и Адрианы Бецишор, которые он посчитал незаконными.

В распоряжение редакции TV8 есть документ, на основании которого, по словам адвоката Иона Крецу, было возбуждено дело в отношении Андрианы Бецишор и Андрея Бэешу. Речь идёт о жалобе, которую 13 ноября 2019 года, Вячеслав Платон подал в Генпрокуратуру. В ней он перечислил возможные незаконные действия со стороны прокуроров, которые вели его дело.

Согласно документу, Платон обвиняет прокуроров в сокрытии информации о том, что в 2014 году Илан Шор приобрёл акции Victoriabank, а также некоторые объекты недвижимости за счет денег из Banca de Economii.
Также прокуроры держали в тайне информацию о том, что Влад Плахотнюк является конечным бенефициаром оффшорной компании INSIDOWN LTD, которая через подставных людей закупала акции Victoriabank.

Платон считает незаконным, что прокуроры связали с ним компанию ZENIT MANAGEMENT. Это было сделано только на основании показаний Шора, без каких-либо документальных подтверждений.

Вячеслав Платон, также просит проверить кто является конечным владельцем компании WEBSOLUTION CORPORATION. На её счета были переведены 5 млн леев из денег, которые выделило правительством в качестве госгарантии. Прокуроры также связали её с Платоном опираясь исключительно на показания Илана Шора.
Ранее адвокат Вячеслава Платона, Ион Крецу заявил, что в отношении прокуроров Андрианы Бецишор и Андрея Бэешу было возбуждено уголовное дело.

В ответ на вопрос, арестуют ли кого-то-то из прокуроров, как случае Виорела Мораря, генпрокурор Александр Стояногло ответил: “Мы не ставим перед собой задачу арестовывать кого-то или нет, это решается исходя из материалов дела”.

После заседания Высшего совета прокуроров, в Генеральной прокуратуре подтвердили наличие уголовного дела в отношение нескольких прокуроров в связи с о превышении служебных полномочий и фальсификации официальных документов в расследование дела о банковском мошенничестве. Представители генпрокуратуры отказались называть имена подозреваемых, сославшись на тайну следствия.